Ненастоящее, которое хочет стать настоящим, часто становится более настоящим, чем само настоящее.
Мой первый фанфик на русском (?) языке...

Подарок дла лорда Джедайта - если его лордство не откажется от этого безобразия него.


Название: Талисман

Фандом: Weiss Kreuz

Пара: Шульдих/Кроуфорд

 

Шульдих раздирающе зевает и бросает на Кроуфорда мученические взгляды, но тот не обращает на рыжего ни малейшего внимания, занят тщательным потрошением огромного старинного сундука. Телепат решает поменять стратегию. Начинает чихать, сморкаться и кашлять, сначала тихо, потом всё громче и громче. Наконец задыхается от кашля как туберкулёзный больной на последней стадии.

- Шульдих, угомонись, - холодно бросает Брэд, не удостаивая страдальца даже взглядом - Нас услышат.

- А кто нас может услышать в этой развалине? Разве что мыши и пауки... Между прочим, у меня аллергия на пыль!

- У тебя аллергия на физический труд. Будь так добр, сними этот шикарный пиджачок и примись за работу - время уходит. Между прочим, мы не вечны.

- Как скажешь, босс... - парень напускает на себя вид унижённого и оскорблённого.

Он еле держится на ногах от недосыпа и единственное, что ему хочется сейчас, это заползти в спальню и рухнуться на кровать. Семнадцатилетний выпускник Розенкройц всё ещё наслаждается свежеприобретённой свободой и вчера очередной раз вернулся домой в три часа ночи, не ожидая, что Кроуфорд устроит ему подъём в пять утра, объяснив свой жестокий поступок внезапно мелькнувшим видением. На этот раз видение услужливо выявило оракулу местоположение Ожерелья Керидвен - ценного кельтского артефакта и особо мощного талисмана. В поисках упомянутого выше предмета им пришлось в срочном порядке отправиться из Германии в Уэльс и разыскать заброшенный полуразрушенный дом в километрах двадцати от Кардиффа. К чёрному отчаянию Шульдиха, дом оказался большим и до отказа набитым ветхой мебелью.

Чувствуя на себе порицающий взгляд Кроуфорда, телепат начинает как можно медленнее расстёгивать пуговицы экстравагантного тёмно-зелёного сюртучка.

- Шульдих, хватит корчить из себя восходящую звезду стриптиза... Поторопись.

Парень возводит очи горе, неохотно снимает любимый предмет гардероба и аккуратно расправив, вешает на спинку колченогого стула. Демонстративно закатав рукава белоснежной рубашки, начинает рыться в ящиках дряхлого комода, покрытого толстым слоем пыли. Сначала внимательно разглядывает каждую находку, но терпения хватает ненадолго - он резко выдвигает ящики, выкидывает содержимое, потом некоторое время тупо пялитcя на образовавшуюся на полу кучу старья. Наконец приседает на корточки и с отвращением разгребает руками какие-то порванные тряпки, щётки с остатками волос, ржавые ключи, источенные червями деревянные коробочки, перламутровые пуговицы, альбомы с пожелтевшими фотографиями.

Неожиданно рука нащупывает что-то круглое и твёрдое - среди всего этого хлама обнаруживается большой снежный шар. Шульдих поднимается на ноги и с любопытством подносит игрушку к глазам. Внутри красуется миниатюрный фахверковый домик с двухскатной крышей покрытой снегом. Рыжий встряхивает шар и смотрит, как кружатся белые крупинки.



На поверхность всплывает воспоминание из раннего детства: сумерки... маленький переулок... коротенький ряд небольших домиков, тёмные узоры каркасов на фоне светлых стен, деревянные ставни... жёлтый свет уличного фонаря... мягко и бесшумно падающие снежинки, тающие на ресницах... тёплая рука, согревающая его замёрзшие пальчики...



Что-то скатывается по щеке, оставляя влажный след. Одинокая солёная капля попадает в уголок губ.

- Шульдих, я нашёл. Уходим.

Телепат не отвечает. Ласково скользя кончиками пальцев по гладкой, холодной поверхности стекла, заворожено наблюдает за танцем крошечных белых хлопьев.

- Шульдих...

Он вздрагивает от неожиданности, когда на плечи ложатся тяжёлые ладони. Инстинктивно прижимает к себе стеклянный шар, словно маленький ребёнок любимого плюшевого мишку с надорванным ухом. Кроуфорд поворачивает его к себе, карие глаза пристально изучают лицо парня, который сконфуженно опускает голову, пытаясь спрятаться от этого внимательного взгляда за густой завесой ржаво-рыжих волос. Оракул всё-таки успевает заметить на щеке мокрую дорожку, а в синих глазах безгласную печаль вместо хорошо знакомых пляшущих бесенят.

- Ты вспомнил детство... - голос Кроуфорда звучит необыкновенно мягко.

- Читаешь чужие мысли? А я думал, у меня на это монополия... - немец поднимает голову, его губы складываются в бледное подобие улыбки.

- Читаю чужие досье, - с неожиданной для себя нежностью Брэд отводит со лба телепата яркую прядь, а потом тыкает пальцем в снежный шар. - Такие сказочные домики строят в Эльзасе.

- Ну и что с того? Я туда никогда не ездил, - Шульдих напрягается под его прикосновением. После года безрезультатных попыток вывести хладнокровного шефа из себя, такой Кроуфорд настораживает. - Если ты читал моё досье, то прекрасно знаешь, что я жил с родителями в Гамбурге, а когда они погибли в автокатастрофе, Рут сразу увезла меня в Розенкройц. Я был ещё совсем маленьким.

- Шу, твои родители убежали от Эсцет во Францию, - объясняет американец, успокаивающее обняв телепата за плечи. - Ты родился в небольшом эльзасском городке и после их смерти жил там с бабушкой, пока в Розенкройц не узнали о твоём существовании.

У Шульдиха уходит несколько секунд на то, чтобы понять услышанное.

- Так почему я ничего не помню?! - он повышает голос и пробует отстраниться. - И не надо меня тискать, Кроуфорд, я не девица из мыльной оперы!

Брэд крепче сжимает сильными пальцами плечи телепата и притягивает немца к себе - ему почему-то приятно держать в объятиях тёплое, гибкое тело рыжика и чуствовать на шее его прерывистое дыхание.

- Когда Рут забрала тебя у бабушки, она стёрла вам обоим память. Благодаря тому Эсцет оставили бабушку в живых.

Шульдих опускает веки.



„Ники, пошли домой, ты уже совсем замёрз! Носик холодный как у собачки.... Дай-ка, бабушка поцелует!"



- Брэд, как ты думаешь... Возможно ли... что она всё ещё живёт там?

- Когда освободимся от Старейшин, поедем в Эльзас и найдём её.

- У тебя было видение? - синие глаза широко, по-детски распахнуты.

- Нет. Но я знаю, что так будет.

- Обещаешь?

- Обещаю.



Уходя из заброшенного дома, Шульдих крепко сжимает в руке снежный шар - свой собственный талисман.












@темы: моё, Weiss Kreuz, фанфики